вторник, 28 октября 2008 г.

Ксения Собчак: «Я возмущалась, что мама покупает антиквариат»



Ксения Собчак: «Я возмущалась, что мама покупает антиквариат»






Обычного предисловия к этой беседе не нужно. Этот человек известен всем, отношение к ней колеблется от ненависти до восхищения, причем никаких полутонов – либо одно, либо другое. Итак, Ксения Собчак рассказывает о своем доме.




– Скажите, Ксения, мы беседуем с вами в Москве, но говорить будем о доме ваших родителей в Северной столице. Почему?
– Да просто потому, что я выросла именно там, в огромной квартире на Мойке, бывшей коммуналке. И еще потому, что в ней очень много осталось от папы. Конечно, мы с мамой достаточно редко теперь бываем там, и у нее, и у меня работа в Москве, но все равно я воспринимаю эту квартиру как очень памятное для меня место.

– Я успела посмотреть фотографии, у вас там очень красиво, это заслуга мамы?
– Да, полностью. Когда мы переезжали туда, там было ужасно. Наверняка вы можете себе представить, что такое коммуналка в Санкт-Петербурге. Грязь, вонь, полная разруха. Мои родители сделали ошибку, позволив мне увидеть эту квартиру до ремонта. Я же с детства безумно гламурная и утонченная (весело хохочет). И поэтому мне безумно не понравилась наша квартира, я плакала и кричала, что не буду тут жить. Поэтому я восхищаюсь мамой, которая сумела вдохнуть сюда уют и душу.

– Интерьеры тут действительно уютные…
– (перебивает) Да не в интерьерах дело! Сделать ремонт, купить новую мебель – это ерунда. А вот сделать так, чтобы отсюда выветрился весь чужой дух, – вот это очень трудно. Вы только представьте себе, это же коммуналка, сколько тут жило людей, которые ссорились-мирились, да эти стены просто были насквозь пропитаны негативом! И главная заслуга моей мамы в том, что она сумела внести сюда именно нашу атмосферу. И мне в те редкие часы, когда я тут бываю, здесь уютно только поэтому. Я-то как раз не поклонница таких интерьеров, мне ближе современный стиль.

– Но у вас тут старинная, я бы даже сказала – антикварная мебель, это же классика…
– Да, все правильно. Теперь, когда я взрослая, могу вам сказать, что просто не очень люблю этот стиль, мне в нем некомфортно. Еще раз повторю, что хорошо тут себя чувствую только из-за особой атмосферы, которая тут царит. А если бы вы меня спросили обо всем этом в детстве, то такого бы наслушались! Ну не понимает ребенок, что такое антиквариат! Я видела в магазине, скажем, стенку (ужасную, советскую), но новую! И не понимала, почему мама ее не покупает, а ищет какие-то старые стулья и шкафы. Мне тогда казалось, что ей жалко денег и поэтому она покупает старую мебель, которой пользовались до нас другие люди. А поскольку я всегда была очень непосредственный ребенок, всегда говорила то, что думаю, и во всеуслышанье возмущалась этим. То-то родители тогда натерпелись…

– Ксения, я часто сталкиваюсь с тем, что квартиры или дома обеспеченных людей не похожи на жилой дом, больше на музей. И у людей складывается впечатление, что тут невозможно жить, это скорее музей, а не уютный уголок. Чем это объяснить?
– Знаете, я абсолютно с вами согласна. Со стороны это так и выглядит. Но если бы была возможность, чтобы каждый читатель или зритель не только посмотрел фотографии или прочитал описание, а побывал в том или ином доме, и не пару минут, а день-другой, все бы изменилось кардинальным образом. «Не музеем» квартиру или дом делают люди, которые там живут. Мебель и интерьер тут совершенно ни при чем. И маленькая, уютная квартирка может быть совершенно мертвой. Я недаром так много говорила про атмосферу нашей питерской квартиры – это отличный пример. Все там совершенно не мое, но мне там хорошо, потому что там в каждой вещи присутствует душа моих родителей, и, поверьте, это гораздо важнее, чем возраст и ценность какого-нибудь шкафа. Но поскольку невозможно предоставить каждому возможность почувствовать эту атмосферу, то уж придется верить мне на слово. Или не верить – кому как нравится.




– Но ведь, насколько я поняла, ваша квартира в Санкт-Петербурге и есть ваш семейный музей, вы ведь там не живете…
– Ну, можно и так сказать, тут вы правы. Помимо того, что важно вдохнуть особую атмосферу в жилье, надо ее там и поддерживать. Без человеческого тепла любое место потихоньку мертвеет. И ничего с этим не поделаешь. Это как огонь в очаге, который необходимо поддерживать постоянно. Наш огонек в этой квартире уже очень маленький, но мы с мамой его стараемся поддерживать.

– Ксения, а как вы думаете, почему люди часто после ухода близких стараются оставить все так, как было при них? Вещи, мебель, все-все?

– Это трудно объяснить, но попробую сказать, что я думаю по этому поводу. Мы в этом смысле не исключение: кабинет моего папы тоже остался таким же, каким он был при нем, мы ничего не меняли. И тут дело не в памяти, вернее, не только в памяти, воспоминаниях, которые пробуждает та или иная вещь. Просто все здесь несет частичку папиного тепла: стол, в котором осталось тепло его рук, мысли, зеркало, которое тысячи раз отражало его. Мебель и все окружение постепенно пропитываются человеком, его теплом и сохраняют его очень долго, так я думаю. И это тесно связано с атмосферой дома в целом.

– Комнаты в вашей квартире решены в разных цветовых гаммах, есть и холодный голубой, и теплый золотистый… Это свидетельство переменчивой натуры?

– Может быть, может быть… (Смеется.) Только не моей, а натуры моей мамы. Не знаю, как я уже сказала, мне этот стиль не близок, но если смотреть со стороны, то придраться не к чему, все очень органично и цельно. Разные цветовые решения объединяет общий классический стиль интерьера.

– У вас большое количество картин…

– Да, картины не менее важная вещь, чем мебель или техника, даже более важная. У нас много живописи, есть несколько портретов мамы и папы, которые нам очень дороги. С некоторыми связаны просто мистические и очень грустные истории. Картины дополняют интерьер и уже «вросли» в нашу квартиру.

– Извините, Ксения, а что за истории, связанные с картинами? Конечно, если вам тяжело, то не отвечайте…


– Ну почему?.. Прошло уже много времени. Вот, например, история, которую многие знают: этот портрет моей мамы, где она вся в черном, написал наш великий художник Илья Глазунов. Тогда он говорил, что просто так видел мою маму. И очень долго молчал об истинных своих чувствах и мыслях, когда он писал эту картину. Дело все в том, что она была написана задолго до смерти папы, лет за пять, но уж тогда великий художник предвидел мамину судьбу, просто не хотел говорить об этом. Только спустя много лет он рассказал о том, что чувствовал тогда. Я насквозь реалистичный человек, но такие вещи заставляют задуматься. Гениальным людям под силу видеть будущее, они чувствуют его и передают в своих картинах, музыкальных произведениях или в других произведениях искусства.

– Домашнее тепло, уют важны для вашей жизни?
– Да, как и для любого человека. Но я больше придаю значение не самому дому, а людям, которые в нем находятся или бывают. Дом для меня – это место, где мне уютно благодаря тому, что в нем уютно моим друзьям и родным. Вот, пусть путано, но как смогла, так и сказала.








постовой


РР




2 комментария:

Keksa комментирует...

Ксения Собчак как всегда удивляет своей непосредственностью, а вообще пора уже ей своей семьей озавестись, домом и создавать там уют.

Анонимный комментирует...

Не когда не ожидал услышать такие тёплые и нежные слова от Ксении Собчак. По сплетням, которые ходят вокруг неё, всегда создавалось впечатление, что на откровенный разговор она не способна. В этом интервью она их просто опровергает.